На нет и суда нет: у обвинения фактов против Рыкуновой нет

суд

 

Эркин Саданбеков
Адвокат, директор юридической компании «Бюро правовой поддержки»

 

Наконец-таки в Свердловском районном суде города Бишкека завершилось рассмотрение громкого уголовного дела о выводе денежных средств из ЗАО «Альфа Телеком», по которому обвиняются владелица информационно-аналитического портала «Comment.kg» Раушан Рыкунова вместе со своим мужем Владиславом и младшей сестрой Айнурой Сим. В течение года имя известной журналистки не сходило с первых полос печатных и электронных СМИ. Ставшая «притчей во языцех», оная личность в кыргызстанской прессе преподносилась читателю в разном свете. Каких только ярлыков не навешивали — называли и аферисткой, и скандалисткой, и террористкой. Государственная машина и жадная до сенсаций пишущая братия «пинала мяч» только в одни ворота. Cотрудники ГКНБ заученно твердили о миллионных хищениях в сотовой компании, а публика завороженно слушала: народ можно хлебом не кормить, если даешь зрелищ. На самом деле, за внешним ярким фасадом этого дела никто не видит реальную картину событий. Страшную и разрушительную ситуацию, которую сегодня переживает общество. История с громкими арестами и «посадками» руководителей и сотрудников «Мегакома» — наглядное пособие как в государстве не должны относиться к бизнесу, инвестициям, экономической безопасности. Это грязное дно прогнившей коррумпированной правоохранительной и судебной систем республики, а дело Рыкуновой – попытка легализовать полнейшее беззаконие и грубейшие нарушения прав граждан через судебные решения.

Итак, кто такая Раушан Рыкунова, уровень пиара которой так зашкаливает, что ей можно хоть сейчас баллотироваться в президенты или в парламент? В прошлом тележурналистка госканала, глава издательского дома по выпуску глянцевых газет и журналов, а теперь еще и хозяйка самого радикального и откровенно оппозиционного к властям интернет-ресурса с онлайн-эфиром COMMENT.KG. После апрельской революции по приглашению гендиректора компании «Мегаком» Андрея Силича по контракту в течение шести месяцев представляла интересы российского инвестора сотового оператора (Пенвелл Бизнес Лимитед и Ивентис Телеком Холдинг) на территории Кыргызстана, одновременно была принята на работу в ЗАО «Альфа Телеком» в статусе советника генерального директора. Признана потерпевшей со стороны компаний Леонида Реймана в уголовном деле по факту рейдерского захвата против Максима Бакиева и Алексея Елисеева.

В сентябре 2010 года после прихода генеральным прокурором Кубатбека Байболова фактически по его требованию Рыкунову отстраняют от работы, отправляя в отпуск, отменяют постановление о признании потерпевшей по делу, а затем в октябре 2010 года и вовсе увольняют, даже не выплатив заработную плату и не произведя расчеты. Именно в этот период были подготовлены нашумевшие сделки с недвижимостью супруги генпрокурора и произведены списания огромных сумм из кассы «Мегакома», исчезнувшие в неизвестном направлении. Доступ к финансово-хозяйственной деятельности Рыкунова, а тем более ее родные, не имели. Все сделки и выплаты контролировались непосредственно куратором россиян Артуром Акопьяном и Андреем Силичем, окружившими себя бывшими чекистами и работниками прокуратуры. После ухода из «Мегакома» Раушан Рыкунова вернулась к журналистской деятельности и возглавила свой издательский дом. А через четыре месяца финполовцы сообщили ей о том, что через фирмы, принадлежащие ее родственникам, прошли финансовые операции на полмиллиона долларов с ЗАО «Альфа Телеком».

Младшая сестра Раушан Рыкуновой – Айнура Сим стала разбираться в документах, имевшихся у следователей ГСФП. Действительно, в ходе обыска в офисах сотового оператора были изъяты контракты с четырьмя фирмами, учредителями которых были близкие родственники, в том числе жена их погибшего брата. Имелись в деле доверенности на получение денег, а также расходно-кассовые ордера. Везде вместо «живых» подписей были проставлены факсимиле, а документы заполнены собственноручно кассирами ЗАО «Альфа Телеком». Ни Рыкунова, ни Сим, ни их родные понятия не имели о контрактах и деньгах, о чем и было заявлено в ходе допросов. Уходя 7 сентября 2010 года в отпуск, Рыкунова передала пакет с документами, печатями и факсимиле этих четырех фирм заместителю Силича по финансам Эльмире Кенжебаевой для их переоформления на новых владельцев, одним из которых должна была стать российская сторона (в свое время Акопьян хотел заменить контрагентов, среди которых оставались компании Бакиевых на «своих» и ему были нужны настоящие ОсОО с реальными учредителями, а не «мертвыми душами»). По сути, родственники Рыкуновой должны были приехать в нотариус для передачи прав владения фирмами. Через месяц Кенжебаева привезла пакет Рыкуновой домой (уже после увольнения Раушан) и сообщила, что фирмы не понадобились и она возвращает учредительные документы на них, печати и факсимиле подписей директоров (они же и учредители). Именно контракты ЗАО «Альфа Телеком» с этими фирмами и якобы совершенные по ним выплаты явились основой для предъявления обвинения семье Рыкуновых и Айнуре Сим в выводе баснословных сумм из кассы предприятия. При этом абсолютно не учтены следующие факты:
А) Рыкунова Раушан не являлась должностным лицом и по функциональным обязанностям и внутреннему регламенту ЗАО «Альфа Телеком» не имела доступа ни к печати, ни к кассе, ни к банковским счетам сотового оператора;

Б) С 7 сентября 2010 года Рыкунова Раушан ушла в отпуск, и в ее кабинете работал российский юрист, соответственно, никто не мог к ней входить и приносить какие-либо документы или деньги «в целлофановых пакетах». Списания денежных сумм из кассы произведены именно после 7 сентября 2010 года – то есть после того, как Рыкунова передала пакет с печатами и факсимиле фирм своих родственников Кенжебаевой, которая (как и Силич) имела все права на визирование и согласование денежных операций. Кроме Кенжебаевой и Силича заявки на выплаты и листы согласования подписаны еще 7-ю руководителями разных подразделений «Мегакома», включая директора СБ, главного бухгалтера, финансового директора и других, но однозначно в этот круг ни Рыкунова, ни ее родные на входили. Мало того, выплаты согласованы с внешним управляющим и генеральной прокуратурой. Учитывая, что у Рыкуновой были, мягко говоря, натянутые отношения с самим Силичем, генпрокуратурой в лице Байболова, мингосимущества (претендовавшего все время захватить права на 100 процентов акций ЗАО), просто диву даешься – как это она могла «подделать» все подписи или «склонить» столько людей к подписанию бумаг и совершению выплат из кассы!

B) В материалах уголовного дела нет и никогда не было заявления и заявителя на Рыкунову либо ее родных. Как не существует актов ревизий, подтверждающих совершение хищения денег из кассы. Возможно, оно только планировалось определенной группой лиц, вхожих в круг Силича и Акопьяна. Возможно, деньги были украдены из кассы, но опять-таки, людьми из ближайшего окружения Силича, имевшими права командовать кассирами. Но нигде, ни в одном документе внутри компании сумма, инкриминируемая Рыкуновой, не подтверждена как похищенная. Непонятно и то, как в документообороте такого серьезного предприятия как ЗАО «Альфа Телеком» оказались контракты, финансовые документы строгой отчетности с факсимиле подписей контрагентов?

Защита Рыкуновой считает, что уголовное дело расследовалось в ГКНБ с грубыми нарушениями норм уголовно-процессуального законодательства, предвзято, в одностороннем порядке и явно с обвинительным уклоном. Материалы уголовного дела от корки до корки были сфабрикованы. Следственными органами в процессе расследования уголовного дела были нарушены основные принципы уголовного судопроизводства, такие как: полнота, всесторонность, объективность исследования обстоятельств дела, прописанные в статье 19 УПК Кыргызской Республики.

В ходе рассмотрения в суде материалов уголовного дела установлены вопиющие факты беззакония, попрания конституционных прав человека, нарушения требований уголовно-процессуального законодательства при производстве расследования уголовного дела. В ходе судебного разбирательства были установлены многочисленные факты нарушения норм уголовно-процессуального законодательства, существенные пробелы при расследовании дела. А выслушал ли кто-нибудь сторону защиты? Генеральному прокурору Кыргызской Республики были направлены многочисленные ходатайства обо всех нарушениях Рыкуновой и ее родных по делу «Мегакома», но госпожа Салянова их тупо проигнорировала. Как может быть признано законным возбуждение уголовного дела без заявления? Как может быть признано или установлено хищение без акта ревизии или судебно-бухгалтерской экспертизы? Как может кассир по факту выдачи из кассы без подписи гендиректора и главного бухгалтера огромной денежной суммы (что является грубейшим нарушением всех существующих законов о ведении кассовых операций!) проходить по делу свидетелем и как можно только на основании его устного заявления (без свидетелей, без видеозаписи и с утверждением директора СБ предприятия в обратном) предъявлять обвинение Рыкуновой в хищении? Ни в одном из документов уголовного дела нет подписи Рыкуновой и или ее копии. Несмотря на положительные характеристики, постоянное место проживания, малолетних детей и поручительство 16-ти депутатов парламента, суды дали санкции на аресты Рыкуновой, ее сестры и ее мужа.

И с каким же багажом собранных доказательств мы подошли к прениям? С большим! Но исключительно в пользу подсудимых. На суде всем стало ясно, что следствие было проведено необъективно, однобоко, предвзято и только с односторонним обвинительным уклоном, чем были грубо нарушены основные принципы уголовного судопроизводства. “Доказательства” по уголовному делу добывались незаконными методами, с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства, а посему такие доказательства согласно статье 81 УПК КР следует отнести к категории недопустимых, не имеющих юридической силы. Незаконно добытые сведения не могут быть использованы для доказывания какого-либо факта и не могут быть положены в основу обвинения. Почему в кавычках «доказательства»? Можно ли считать таковыми измышления следователей, которые вынудили угрозами троих родственников Рыкуновой подписать в отсутствие адвокатов то, что было напечатано на бумаге самими следователями в угоду своему начальству? Все трое на суде рассказали, как им угрожали и мучили в ГКНБ. Это подтвердили и совершенно посторонние Рыкуновой люди, участники процесса – кстати, свидетели со стороны обвинения (!)

Несмотря на отсутствие неопровержимых доказательств виновности подсудимых в инкриминируемых деяниях, государственный обвинитель в прениях запросил две пятилетки лагерей для Раушан Рыкуновой. Между тем каждый процессуалист не понаслышке знает, что вина подсудимого должна быть доказана неопровержимыми доказательствами, каковыми являются показания свидетелей, заключения судебных экспертиз, документы, а в копилке обвинения ни одной улики нет. В распоряжении прокурора имеются одни лишь бумаги с факсимиле (по закону не имеют юридической силы), предположения и догадки, на которых построено все обвинение. Обвинение утверждает, что Рыкунова похитила 30 млн.сомов из кассы сотового оператора, при этом подделав договора на оказание услуг, и склонив гендиректора Андрея Силича к совершению противоправных деяний. Но кроме как словоблудием, гособвинение ничем другим не располагает. Еще раз хочу подчеркнуть, что нет заявления от потерпевшего о привлечении к уголовной ответственности расхитителей. Нет такого документа. Кто является потерпевшим и кому причинен ущерб? Документы у следствия отсутствуют. Если Временное Правительство 20 мая 2010 года родило Декрет о национализации “Мегакома”, тогда почему не удосужилось внести в учредительные документы изменения в составе учредителей, ведь по состоянию на 17 мая 2012 года единственным учредителем значится Алексей Елисеев? Почему на момент возбуждения и расследования уголовного дела следователи ГКНБ не проверили участие государства в закрытом акционерном обществе? Почему только в марте сего (2012!) года государство в лице Фонда госимущества было внесено в реестр акционеров, в качестве держателей 49% акций данной компании? Кто же является потерпевшей стороной в таком случае? И таких «почему» в деле множество.

Обвинение утверждает, что кассиры И.Янгуразова и М.Борщевская выносили из кассы предприятия в целлофановых пакетах сотни тысяч американских долларов, которые передавали Раушан Рыкуновой, тогда почему во всех расходных кассовых ордерах указаны фамилии других лиц, а не Рыкуновой? Почему кассиры в расходных кассовых ордерах собственноручно выполняли записи о получении денежных средств вместо самого получателя, тогда как законодательство требует выполнение подобных надписей только получателем? А где же подписи руководителя и главного бухгалтера в расходных ордерах или для мегакомовских кассиров закон не писан? А разве можно выдавать денежные средства по расходнику без наличия «живой» подписи получателя, без его явки в кассу и только при наличии факсимиле получателя на подобном документе? Если каждый кассир будет относить деньги «на деревню бабушке», тогда для кого же написаны законы о бухгалтерском учете и ведении кассовых операций? Каким же таким законодательством кассирам предписано в свертках выносить денежные средства из помещения кассы и для кого тогда государство разрабатывает инструкции по инкассации наличности? Опять же куча вопросов, на которые не ответила сторона обвинения. А между тем эксперт в области финансов и бухгалтерского учета Министерства финансов Кыргызской Республики Абдрасул Дуйшеев в судебном заседании четко пояснил о том, что любая касса, оборудованная металлическими решетками, сигнализацией, является строго охраняемым объектом, и вот так запросто кассирам выносить наличные денежные средства категорически запрещено. Этот же специалист на суде пояснил, что записи в первичных бухгалтерских и банковских документах производятся непосредственно получателем, причем записи о получаемых суммах выполняются прописью и только чернилами фиолетового цвета, и никакие факсимиле не действительны. По заявлению эксперта, именно кассиры должны сидеть на скамье подсудимых за многочисленные и грубейшие нарушения, допущенные при выдаче денег. Если ревизия докажет, что в кассе есть недостача или выявлено хищение. Даже если бы некие родственники руководителя по факсимиле получили бы деньги, они по закону не несут ответственности перед предприятием. Кассиры могли быть освобождены от ответственности только в том случае, если бы их, угрожая оружием, пытались лишить жизни, либо грабители вынесли деньги из кассы. Но и в этом случае должно было проводиться тщательное расследование и должны были быть предоставлены неопровержимые доказательства наличия опасности для жизни кассиров и обеспечено их алиби. Здесь же кассиры сами свидетельствуют, что Рыкунова к ним не заходила, никогда не приказывала, денег не требовала. Директор СБ утверждает, что деньги из кассы не выносились. Получается, следствие перекидывает проблему с больной головы на здоровую. Cчетным работникам «Мегакома», имеющим с работодателем договор о полной материальной ответственности, позволительно самим заполнять расходные кассовые ордера в графе «Получил» и выдавать деньги без присутствия получателя и его паспорта третьему лицу по факсимиле — для них закон не писан?

Несмотря на то, что замгендиректора по экономике и финансам Эльмира Кенжебаева и другой заместитель — Жылдыз Караталова, показали, что договора им передал сам лично шеф А.Силич, Рыкуновой Р.Ю. необоснованно лепят подделку документов. Оказывается, в нашем суверенном Кыргызстане почерковедческие экспертизы можно проводить и без наличия экспериментальных образцов подписей исследуемого лица в нарушение инструкций. Эксперт-почерковед заявил на суде, что экспертизы проводились с нарушениями. В советскую эпоху за такие безобразия следователя и эксперта сразу лишали должности. Наши же спецслужбы работают по принципу «Покажи, кого посадить, а за что – мы найдем». Причем их фальсификацию откровенно прикрывает генеральная прокуратура, вообще-то являющаяся главным надзорным органом страны, который призван стоять на страже закона. Оба директора на судебном заседании показали, что Рыкунова не присутствовала при передаче документов Силичем для исполнения и о том, что она имеет отношение к фирмам, они даже не подозревали.
В отчете некоего внутреннего аудитора компании отмечено, что 16 сентября 2010 года ЗАО «Альфа Телеком» двумя платежами выплатила фирме «Red Group» предоплату в размере 55 000 долларов США и 3281621 сом (эквивалент 125 долларов США), причем Генеральная прокуратура одобрила этот платеж через банк. Несмотря на это Раушан Рыкунову и Айнуру Сим обвиняют в похищении данной суммы и передаче ее на нужды политической партии Азимбека Бекназарова. Учитывая, как «любили» Бульдозера революции Отунбаева, Каптагаев и Душебаев, становится понятным, откуда взялся данный эпизод против партии «БЭК». Хотя сама по себе передача денег из ОсОО в партию не есть преступление, если это решение директора или учредителя предприятия. Если бы Сим или Рыкунова захотели, они могли бы передать и это их право. Но на самом деле деньги были использованы для выпуска газеты «Назар» тиражом в 405 тысяч (!) экземпляров с размещенной в ней рекламой «Мегакома», причем 21 номер газеты в виде вещдока есть в суде. Выплаты в типографию, сам факт печати такого тиража газеты, прочие платежи, включая налоги в бюджет из указанной суммы в 125 тысяч долларов, следователи ГКНБ решили проигнорировать. Проще было прилепить хищение из «Мегакома» в пользу партии Бекназарова – может, к медали бы представили. А то, что этот платеж санкционирован постановлением генпрокуратуры (возглавляемой в то время не бекназаровским Байболовым) не принимается во внимание. Получается, что правой рукой Генпрокуратура дала разрешение на выдачу платежа, а левой тут же санкционировала арест указанных женщин только на основании предположения следователей о том, что деньги ушли в некую партию. Не смешно ли? Исходя из здравого смысла, этот эпизод должен был быть исключен из обвинения, коль уж прокуратура одобрила платеж. Если же государство считает, что данный платеж произведен незаконно, тогда должностных лиц главного надзорного органа следует переместить с мягких кресел на скамью подсудимых рядышком с Рыкуновой.

И последнее… В зале суда Р.Рыкунова ведет себя выдержанно и хладнокровно. Требует найти истинных расхитителей денег «Мегакома». Обладает конфиденциальной информацией о причастности высокопоставленных чиновников, прокуроров, судей к фактам коррупции. Вину не признает, несмотря на прессинг и содержание под стражей в течение уже почти года сначала в ГКНБ, а потом в СИЗО-1. Следствие не имеет ни одного доказательства совершения преступления Рыкуновой или ее мужем, а также ее сестрой. Их аресты и попытки обвинить в совершении особо тяжких преступлений общественностью прямо расцениваются как факт давления на Раушан Рыкунову через близких для того, чтобы она была вынуждена отказаться от претензий к правителям, политикам и прокурорам…

У обвинения фактов против Рыкуновой нет. А на нет и суда нет. Будет ли судья Жаныл Мамбеталы закрывать глаза на вопиющее беззаконие по отношению к гражданам страны для спасения следователей «конторы», явно подставивших честь мундира спецслужб – вопрос времени. 31 мая ожидается вынесение приговора.

«Открытый Кыргызстан»
28.05.2012


http://www.open.kg/ru/analytics/?id=483

admin

адвокат

Читайте также: