Мать обвиняемого: «Моего сына пытали, били огнетушителем и сломали нос»

15.11.2012 16:21 — КыргызстанНовости
Мать обвиняемого: «Моего сына пытали, били огнетушителем и сломали нос»

Избитый сидит в СИЗО, его мать обивает пороги в поисках справедливости, а пострадавший бизнесмен уверен в виновности обвиняемых.

Нурайым Акниетова, Voice of Freedom, Бишкек

Хани Нураева, мать двадцатидвухлетнего Ильхама Нураева пишет жалобы в государственные инстанции с просьбой привлечь к ответственности сотрудников ГУУР МВД Чуйской области. Согласно заявлению, ее сына жестоко пытали оперативники, добиваясь от него признательных показаний в совершении разбойного нападения двухлетней давности.

Сегодня, 15 ноября 2012 года, Хани Нураева обратилась с заявлением и в ОФ «Голос Свободы». Она сообщает, что ее сын Ильхам пропал 31 октября 2012 года, машины, на котором он ездил, нигде не было, а телефон был отключен.

«Мы извелись дома, переживали, где он и что с ним. Через двое суток в полдень ко мне на работу позвонили. Незнакомый мужчина в трубке сказал, что со мной хочет поговорить Ильхам. Я стала расспрашивать, где он был все это время, а он, рыдая, сообщил, что его арестовали, били огнетушителем, пинали, сломали нос и выбивали признательные показания в совершении разбойного нападения на семью Славского», — рассказывает Хани Нураева.

По ее словам, затем незнакомец забрал у него телефон, а ей сказали, чтобы немедленно приехала в ГУВД Чуйской области. Хани поведала, что два года назад на улице, где они проживают, в доме предпринимателя Сергея Славского произошло ограбление.

Нураева Хани обращается за помощью во все инстанции

«Славские, это наши соседи, занимаются каким-то бизнесом. Пару лет назад в их частный дом ворвались неизвестные в масках и камуфляжной форме, Славский тогда рассказывал, что это были крупные люди, похожие на спецназовцев. Мы, как соседи, давали еще показания, кто и что видел, сочувствовали им. Виновники с тех пор найдены не были», — вспоминает она.

Между тем, сегодня, 15 ноября, житель села Ново-Павловка Сокулукского района Чуйской области Сергей Славский, дом которого был ограблен два года назад, выступил перед журналистами в Бишкеке. Он выразил свое несогласие с решением Свердловского районного суда столицы, который отпустил под домашний арест Кибара Осмонова, второго обвиняемого в разбойном нападении на его семью. Славский посетовал, что правозащитники и активисты «защищают бандитов и не дают работать милиции».

Приехав после звонка в ГУВД Чуйской области, Хани провели на четвертый этаж. В одном из кабинетов она увидела также своего племянника Кибара Османова.

«Его, оказывается, тоже арестовали и допрашивали. Ильхама привезли немного позже. Он был весь избитый, лицо в ранах и ссадинах, сказал, что оперативники его пытали и хотели, чтобы он признал вину за грабеж, который он не совершал, а также заставляли дать показания и оговорить Кибара Османова», — рассказывает она.

Нураева была шокирована состоянием сына и попыталась сфотографировать на телефон телесные побои, однако сотрудники милиции «сначала меня выпихнули из кабинета, а затем под дулами автоматов выдворили на улицу».

Оказавшись на улице, Хани немедленно позвонила в отделение скорой помощи. Врачи подъехали через пятнадцать минут, но к задержанному их не допустили.

«Мы вместе с ними там часа два простояли. И пока не подняли шум, требуя у руководства ГУВД впустить медработников, оперативники не хотели никого впускать к Ильхаму. В итоге пропустили только фельдшера. В карте вызова врачи зафиксировали телесные повреждения: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушибы, перелом костей носа».

Хани Нураева с родственниками простояли в ожидании у здания ГУВД до десяти часов вечера, после чего им сообщили, что Ильхама увезли в ИВС Кантского ГОВД, что в 60 километрах от столицы.

«На следующий день сына повезли в Свердловский районный суд. Меня внутрь здания не пускали. Спустя время, вышли сотрудники МВД, сказали, что Ильхаму плохо и нужно купить воды. Я побежала в магазин, купила. Зашла в какое-то помещение, смотрю, он сидит на полу и ему плохо, весь бледный. Сказал, что его тошнит, болит лицо, грудь, руки, ноги. Он сел на пол и стонал, а затем совсем потерял сознание», — рассказывает собеседница.

По ее словам, она стала кричать и требовать оказать медицинскую помощь сыну. Родственники помогли позвонить в «скорую», вызвали две кареты. «Тут внезапно судья попросил, чтобы Ильхама завели в зал суда на процесс. Мы с мужем помогали конвоирам занести его на руках в зал суда. Положили его на скамейку. Судья, увидев состояние сына, не стал проводить процесс, пока Ильхама не приведут в чувство», — вспоминает она.

После этого врачей допустили к задержанному. «Они (врачи) там часа два возились, не знаю, что делали. Помню, что сын им жаловался, как его избили сотрудники милиции, и два дня после этого у него была рвота. Врачи снова зафиксировали закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга и перелом носа».

После оказания медицинской  помощи, процесс в суде все-таки начался. Родственников и родителей на слушание не впустили. Суд вынес постановление о проверке законности задержания, а также установил для задержанного меру пресечения в виде заключения под стражей сроком на два месяца, за время следствия.

По оценке одного из адвокатов, который попросил не назвать его имени из-за опасений за преследования со стороны сотрудников ГУУР, во время задержания был совершен ряд нарушений:

«Согласно статьям 94, 95 УПК следователь обязан был сообщить, уведомить близких родственников задержанного об аресте. Но родители не были уведомлены, что считается грубейшим нарушением УПК. Также были нарушения при проведении расследования», — отмечает он.

По его мнению, стоит  также обратить внимание на даты: «ведь когда задерживают подозреваемого, то в течение сорока восьми часов следователь должен представить его в суд для решения вопроса о мере пресечения. Дело в том, что согласно судебному акту, составленному в Свердловском районном суде, указано, что задержание было проведено первого ноября в десять часов. А мать Ильхама утверждает, что сына забрали 31 октября в семнадцать часов и даже есть свидетели», — заметил адвокат.

Сама Хани Нураева говорит, что у нее есть свидетели, которые согласны подтвердить данный факт: «Мне сказали, что он был на автомойке, мыл машину. Оперативники подъехали туда, избили его, затолкали в машину и увезли. Это было в семнадцать часов 31 октября», — добавляет мать.

Адвокат замечает, что из вида пропадает двадцать один час. Кроме того, он говорит, что согласно статье 81 УПК, доказательства, собранные с нарушениями и под пытками, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут использованы в суде.

«По имеющимся документам и рассказу Хани Нураевой, видно, что признания с Ильхама были добыты путем пыток, физического насилия. В этом случае защита считает их недействительными. Мало ли что он там может сказать [под пытками], с таким успехом можно и в нескольких преступлениях сознаться. Любое следствие должно вестись полно, всесторонне и объективно, но эти основные принципы уголовно-процессуального производства были нарушены», — прокомментировал ситуацию адвокат.

Внезапный арест своего сына спустя два года после совершенного неизвестными лицами преступления, Хани Нураева объясняет недружелюбным отношением к ней со стороны семьи Славских.

«Славские имели ко мне личную неприязнь. Наши сыновья раньше дружили, но как-то подрались во дворе нашего дома. Я написала заявление об избиении в милицию на их сына Диму. После этого они испытывают личную неприязнь. Сейчас выясняется, что Славский заявил в милицию, якобы, узнал моего сына по голосу.

Но моему ребенку тогда было 20 лет, он был хрупкий, как девочка. А Славский утверждал, что нападавшие были крупные люди и в масках, лиц он не видел. И два года он ходил, получается, не подозревал ничего, а тут вдруг по голосу узнал. Все соседи над ними смеются», — сетует мать.

Хани Нураева вместе с адвокатом подали заявления и жалобы в различные структуры, в том числе в аппарат омбудсмена и прокурору Чуйской области.

«С уголовным делом разберутся, выяснят со временем, кто прав и кто виноват. Но по пыткам уже подано заявление против должностных лиц, мать Ильхама зафиксировала следы побоев, раздала всем эти фотографии (вместе с заявлениями). И должно быть проведено расследование», — отметил адвокат.

Сейчас также известно, что сотрудники аппарата омбудсмена уже посетили Ильхама Нураева и зафиксировали факты пыток.

«Наши сотрудники посетили СИЗО № 1, где Нураев содержится в данный момент, осмотрели его. Телесные повреждения у него имеются, в журнале это отмечено. Сейчас заявление направлено в Генеральную прокуратуру. Там уже будут принимать меры по отношению к сотрудникам правоохранительных органов», — сообщил Альберт Колопов, сотрудник аппарата омбудсмена Кыргызской Республики.

Нурайым Акниетова, Voice of Freedom, Бишкек

Адрес статьи: http://vof.kg/?p=7390#more-7390

 

http://vof.kg/?p=7390

admin

адвокат

Читайте также: