Избиения – любимый дедуктивный метод кыргызской милиции

пытки в МВД

пытки в МВД

11-11-2012 11:29 Автор: COMMENT.KG — www.comment.kg

1 ноября страна отметила День работников милиции.

Президент Алмазбек Атамбаев в поздравлении, направленном сотрудникам и ветеранам органов внутренних дел, отметил «Как и сама страна, за свою историю органы внутренних дел независимого Кыргызстана пережили разные периоды. Но у людей всегда оставалась надежда, что обратившись к вам, они найдут защиту и справедливость восторжествует. Уверен, что сегодня, реформа органов внутренних дел Кыргызстана должна быть нацелена на завоевание доверия своих сограждан».

Ключевое слово в этом обращении «доверие». Безусловно, многим из нас хотелось бы в тяжелые моменты смело обращаться к милиционерам, не думая, что ребята в погонах по своим повадкам и методам общения с гражданами не сильно отличаются от бандитов. Думается, что новый министр внутренних дел Шамиль Атаханов постарается очистить милицейские ряды от преступников, не умеющих работать и считающих, что пытками, издевательствами и избиениями они смогут сломить кого угодно, заставив признаться в чем угодно, даже попытке государственного переворота.

К чему мы сегодня стали говорить обо всем этом? К нам в редакцию поступило заявление, адресованное генеральному прокурору республики, в котором рассказывается о беспределе, творимом милиционерами Чуйского УВД как раз в день их профессионального праздника.

Мы не собираемся разбираться, причастен ли фигурант заявления к вменяемому ему преступлению. Выяснить всё это действительно задача правоохранительных органов. Но методы их работы, шокируют. Ведь так могут отпрессовать каждого из нас.

«Генеральному прокурору
Кыргызской Республики
А. Саляновой
Копия: Прокуратура Чуйской области
от Нураевой Хани Камаловны

ЗАЯВЛЕНИЕ

2012-11-02-127Прошу возбудить уголовное дело против сотрудников милиции ГУУР МВД Кыргызской Республики, которые 31 октября 2012 года примерно в 17 часов на автомойке в селе Военно-Антоновка задержали моего сына Нураева Ильхама Якуповича, 1990 года рождения, доставили в милицию, где с применением физического насилия и жестоких пыток, обвинили его в разбойном нападении двухлетней давности на семью односельчанина Славского.

2 ноября 2012 года примерно в 13 часов дня мне на мобильные телефоны позвонил незнакомый мужчина, который сообщил, что «С Вами хочет поговорить Ваш сын». Я спросила: «Сыночек, где ты ходишь два дня? Мы тебя ищем и волнуемся». В ответ я услышала в трубке голос моего сына Ильхама Нураева, который рыдая, сообщил: «Мама тебе звонили? Тебе сообщили о моем аресте? Меня задержали. Меня били огнетушителем, пинками, сломали нос и выбивали признательные показания в совершении разбойного нападения на семью соседа Славского. Но я не причастен к этому преступлению». Потом трубку взял неизвестный мужчина и сказал, чтобы я приехала в ГУВД Чуйской области на ул. Салиева – Алма-Атинская. Когда я приехала в ГУВД, то обратилась к дежурному. Мне дали разрешение пройти на 4 этаж и увидела, что в одном из кабинетов допрашивают нашего племянника Османова Кибара. По окончании допроса привезли нашего односельчанина Громова Станислава, который живет на нашей же улице Луговой напротив дома Славского Дмитрия. Примерно в 16 час.30 мин. привезти моего сыны Ильхама и завели в кабинет следователя. Когда я увидела сына в избитом состоянии, на лице были ссадины, нос был сломан, то стала спрашивать у него: «Кто тебя избил сынок?». Он ответил, что избивали его все оперативники, оказывали давление на него, принуждая взять на себя разбойное нападение, и чтобы давал показания на своего двоюродного брата Кибара Осмонова. Оперативники хором тут же стали говорить: «Кто тебя избивал?». Мой сын сказал, что «Вы все меня пытали и заставляли взять на себя разбой. Под пытками принуждали дать показания против родственника Кибара Осмнова, чтобы оговорить его в совершении преступления». Я тут же прямо в кабинете следователя стала фотографировать на мобильный телефон марки «Нокия Е-7» следы побоев на лице сына. Но оперативные работники стали выталкивать меня из кабинета и пытались отнять мобильник, при этом угрожали, утверждая, что из-за этих моих поступков моему сыну будет еще хуже. Они вытолкнули меня из кабинета и под дулами автоматов выдворили меня на улицу. Я тут же прямо с улицы в 16 час.45 мин. позвонила по телефону 136 в скорую помощь на Донецкую-Абая и вызвала их в Чуйское ГУВД. В 17.10 к Чуйскому ГУВД подъехала карета медицинской помощи, но им не дали разрешение освидетельствовать моего сына и оказать ему помощь, несмотря на то, что ему было очень плохо. Врачи простояли у здания милиции два часа. Когда мы подняли шум и потребовали принять нас руководством ГУВД, то оперативники допустили врачей для оказания помощи моему сыну. По окончании оказания медицинской помощи врачи в своей карте вызова зафиксировали телесные повреждения: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушибы, перелом костей носа. Мы вместе с родственниками простояли у здания ГУВД до 22 часов вечера, и когда нам сообщили, что Ильхама увезли в ИВС Кантского ГОВД, то уехали домой.

3 ноября 2012 года моего сына привезли на санкцию в Свердловский район суд города Бишкек, где судья Адамкулов Ч.Т. вынес постановление о проверке законности задержания и об избрании меры пресечения, заключив Ильхама Нураева под стражу сроком на два месяца, т.е. до 01.01.2013 года.

В этот день, 3 ноября 2012 года, когда сына привезли в Свердловский районный суд города Бишкек, то я увидела, что весь бледный и ему очень плохо. Сын сказал: «Мам мне очень плохо, тошнит, болит лицо, грудь, руки ноги». Он сел на пол и стонал, позже потерял сознание. Это было примерно около 15 часов дня. Тогда я стала кричать и требовать вызова скорой помощи. Мои родственники вызвали скорую помощь. В 15 часов 25 минут приехала бригада скорой помощи, а позже подъехала и вторая бригада. Судья стал просить, чтобы задержанного завели в зал суда на процесс. Но сыну было очень плохо. Тогда я вместе со своим мужем Якупом Нураевым помогла конвоирам, сотрудникам милиции занести на руках сына в зал суда. Его положили на скамейку в зале суда. Когда судья увидел, то сказал, что процесс не начнет пока задержанный не придет в себя и ему не окажут медицинскую помощь. Тут же в зале суда врачи скорой помощи на протяжении более двух часов оказывали медпомощь Ильхаму, о чем составили карту вызова. Врачи зафиксировали: закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга, перелом носа. Мой сын говорил врачам скорой помощи, что три дня тому назад его избили сотрудники органов внутренних дел, два дня была рвота.

В данном случае имеет место грубейшее нарушение требований законодательства в действиях должностных лиц правоохранительного органа, превышение должностных полномочий, применение пыток по отношению к задержанному и другие должностные преступления.

Грубейшие нарушения закона состоят в следующем:

1. Моего сына Ильхама Нураева фактически задержали в 17 часов 31 октября 2012 года, но почему-то в судебном акте отмечено о задержании в 14 часов 01.11.2012 года, то есть выпадает 21 час. Значит, все это время моего сына пытали, избивали и специально прятали, чтобы скрыть следы пыток и нанесенных, травм, побоев. Оперативники рассчитывали, что раны заживут и потом никто и ничего не докажет. Прошу установить, где все это время содержался мой сын?

2. Почему сотрудники милиции не уведомили меня о задержании сына сразу же 31 октября 2012 года, как этого требуют нормы уголовно-процессуального законодательства? Этот является грубым нарушением норм УПК КР.

3. Почему моего сына Нураева Ильхама содержали в ИВС Кантского РОВД, если разбойное нападение 2-летней давности было совершено на территории Сокулукского района в селе Ново-Павловка? Почему нарушена территориальность при расследовании уголовного дела?

4. Почему все эти 2 года наш сосед Громов Станислав, проживающий на одной улице Луговая через четыре дома от нас, молчал и не упоминал об Ильхаме Нураеве, и вдруг сегодня заговорил о том, что разбойное нападение на их семью совершил именно Ильхам Нураев? Прошу критически подойти к оценке достоверности показаний 18-летнего Громова Стаса относительно событий 2-летней давности.

5. Почему дежурный ИВС Кантского РОВД не настоял на том, чтобы задержанного Нураева И.Я. освидетельствовали в больнице на предмет наличия либо отсутствия телесных повреждений, принял задержанного Нураева Ильхама Якуповича с явными видимыми следами побоев и с наличием травм?

6. Прошу установить весь наряд дежурной части и ИВС Кантского РОВД, дежуривших с 31-го октября на 1 ноября 2012 года, и допросить их по поводу доставления Нураева И.Я. в их отдел.

7. Прошу установить всех сокамерников, которые находились в ИВС Кантского РОВД с 31 октября на 1 ноября 2012 года и допросить по вопросам: а) Видели ли они следы побоев, травмы у задержанного Ильхама Нураева? б) Что рассказывал сокамерникам задержанный Нураев И.Я. относительно полученных травм?

8. Почему задержанный Нураев И.Я. был доставлен для получения санкции на арест в Свердловский районный суд г. Бишкек, если разбойное нападение на семью Славского имело место на территории Сокулукского района?

9. Почему судья Свердловского района города Бишкек Адамкулов Ч.Т. не проверил территориальность при рассмотрении ходатайства следователя СУ ГУВД Чуйской области и вопреки требованиям уголовно-процессуального законодательства, в нарушение территориальности, дал санкцию на арест?

10. Прошу допросить врачей бригады скорой медицинской помощи Мамадумарова и Шопокова, оказывавшей медицинскую помощь моему сыну 01.11.2012 года в 19 час.15 мин. и выяснить, какие телесные повреждения были зафиксированы на теле моего сына Ильхама Нураева при осмотре?

11. Также прошу допросить бригаду врачей скорой медицинской помощи Аширову, Узбекову, Султанову, которые 3 ноября 2012 года оказывали медпомощь Нураеву И.Я. в зале Свердловского районного суда г. Бишкек и выяснить, какие телесные повреждения они зафиксировали на теле задержанного.

12. Очная ставка между задержанным Нураевым И.Я. и свидетелем Громовым Станиславом проводилась без участия нанятого нами адвоката Исакеевой Айнуры. Все прежние показания Нураева И.Я. были получены без участия адвоката и путем применения физического насилия, что является грубейшим нарушением требований уголовно-процессуального законодательства. Поскольку, так называемые «признательные показания», были получены следственными органами с нарушением закона, то согласно ст.81 УПК КР они должны быть признаны недопустимыми, не имеющими юридической силы и не должны использоваться для доказывания какого-либо факта.

Я прошу детально разобраться в моем заявлении, возбудить уголовное дело против сотрудников – начальника отдела расследованию тяжких преступлений ГУУР МВД Кыргызской Республики Жумакова Улана, старшего оперативного уполномоченного по особо важным делам ГУУР МВД КР Жумабаева Марлиса по фактам применения пыток, злоупотреблении служебным положением, превышении должностных полномочий, фальсификации доказательств и требую установить истину по данному делу.

Заявитель Нураева Х.К.
10 ноября 2012 года».

 

http://www.comment.kg/skandal/item/17550-izbienija-ljubimyj-deduktivnyj-metod-kyrgyzskoj-militsii.html

admin

адвокат

Читайте также: